Экскурсия "Лахва"

 

Церковь д. Лахва, Лунинецкий районЛахва, деревня расположенная недалеко от нашей агроусадьбы и очень богата на историю. Предлагам вам экскурсии по этим замечательным местам.

 

 

Срeди достопримечательностей села:

церковь Рождества Богородицы (1880 год), соxранившаяся жилая застройка конца XIX—начала XX веков, еврейское кладбище и гетто, где евреи  3 сентября 1942 года подняли Лахвинское восстание — первое восстание евреев в ходе Второй мировой войны.

 

При желании может сделать для вас экскурсию, чтобы ваш отдых был еще полезен для познания истории Полесья.

 

 

 

 

 

 

 

 

Немного из истоии евреев местечка Лахва

 

Евреи начали жить в Лахве в 17 веке.

В 1623 г. среди еврейских общин Полесья Лахва ещё не упоминалась. Войны середины 17 века препятствовали развитию общины, так как жители небольшого полесского местечка становились жертвами нападений русских солдат и украинских казаков. Формирование еврейской общины Лахвы происходило во второй половине 17 века после восстания Б. Хмельницкого.

 

В 18 веке евреи занимались садоводством, торговали рыбой и продуктами, которые покупали в окружающих сёлах.

 В 1765 г. в кагале числилось 157 плательщиков подушной подати. В 1784 году в Лахве жило 39 евреев. Среди них не было выявлено купцов.

 

В период 1788 - 1792 годов в местечке и окрестных сёлах проживало около 445 евреев. После присоединения к Российской империи экономическое положение общины ухудшилось, так как были отменены некоторые права, которыми пользовались евреи в Речи Посполитой. Также началось вытеснение евреев из торговли. В районе Пинска и Лахвы евреям запретили торговать водкой и вином. В то же время они занимались посредничеством. В конце 18 века Лахва была преимущественно христианским местечком.

 

В 1795 г. здесь насчитывалось 192 дворов мещан - христиан, двадцать дворов чиншевой шляхты и только 17 еврейских хозяйств.

 

В 1811 году в Лахве проживало 73 еврея. Через несколько лет в период 1816-1819 годов их число уже составило 161 человек, в том числе 75 мужчин и 86 женщин. Им принадлежало 150 домов. Евреи занимались торговлей лесам и рыбой. Рынком сбыта были крупные города, например, лес вывозился в Минск. Из-за того что было много сырья (лоза), евреи предприниматели построили здесь фабрику плетёной мебели. В местечке регулярно проводились две ярмарки. 

 

В местечке в 1886 году действовало две синагоги. В 1897 году здесь проживало 2426 жителей из них 1057 евреев.

В 1907 г. мещанскую управу в Лахве возглавлял Мойша Канторович. В штетле действовали две синагоги. Традиционное образование в местечке было представлено хедерами, также действовала одна талмуд-тора. 

 

В 1910 году братья Букчины основали школу с преподаванием на иврите.

 

В культурной жизни штетла евреи играли важную роль. В 1895 члены «Хибат Цион» открыли библиотеку. Развивалась кооперация, в Лахве был организован еврейские торговый кооператив. Все торговцы местечка были евреями. В 1914 году им принадлежало 12 лавок. Они являлись собственниками все четырех бакалейных и двух галантерейные заведений местечка. В центре местечка на рыночной площади регулярно проводились базары. По воскресным дням сюда приезжали крестьяне из соседних деревень. На местечковом базаре («кирмашы») велась оживлённая торговля продуктами. Евреи-ремесленники предлагали свою продукцию: одежду, обувь, ведра, бочки, кухонную утварь и др. 

 

В 1921 в нем насчитывалось 1126 евреев (33% населения). Как и прежде евреи занимались разными ремеслами. В основном это были небогатые люди. Больше всего среди них было портных, сапожников кузнецов, столяров, жестянщиков, стекольщиков и мелких торговцев. В Лахве также жили зажиточные еврейские семьи, которые имели свои магазины, мельницы и лесоторговые склады.

 

С 1928 года в Лахве начала действовать религиозная школа сети «Явне», где учились многие дети из еврейских семей. 

Культурная жизнь еврейской общины была активной. По воспоминаниям молодежь и дети по вечерам собирались в клубе, танцевали, пели песни и мечтали о далекой, но близкой сердцу стране наших предков. Еврейские жители местечка говорили на идиш, по-польски и по-белорусски. 

 

В межвоенный период в Лахве действовали три синагоги - две большие синагоги и третья небольшая («ди штыбл»).

В сентябре 1939 года пограничное местечка Лахва была занята войсками Красной Армии. Советская администрация сразу начала устанавливать новые порядки в сфере экономики, культуры, общественной и религиозной жизни. Это отразилось на многих еврейских семьях.  Все еврейские общественные организации были объявлены вне закона. Синагоги были закрыты новой властью.

 

Период Холокоста Местечко было оставлено советской администрацией 5 июля. Несколько дней в штетле царил хаос. Нацистская оккупация началась 8 июля 1941 года, когда сюда вошли части вермахта. С первых дней оккупации в Лахве началось преследование евреев: появились объявления с приказами, адресованными еврейскому населению. Евреям предписывалось носить белые повязки с шестиконечной звездой на левой руке, запрещалось ходить по тротуару и др. Позже повязки были заменены на жёлтые латы, которые носили на левой стороне груди и на правой стороне спины. В первые дни оккупации была организована местная полиция.

 

Волостную полицию в Лахве организовал уроженец Кобринского района под началом оккупационной власти Алексей Гречко.

В начале августа 1941 в штетле планировалось проведение акции уничтожения евреев-мужчин, был объявлен сбор мужчин в возрасте 14-65 лет. Собравшихся продержали построенными в четыре шеренги около 10 часов, после чего приказали разойтись.

 

По одной из версий, акция была отменена благодаря действиям Лопатина, который передал эсэсовскому офицеру собранные у еврейского населения золотые изделия и сумел убедить представителей оккупационных властей перспективе использования мужчин-евреев в строительных и ремонтных работах. Принудительный труд евреев активно использовался на тяжёлых работах по ремонту железнодорожных путей и мостов. Рабочий день длился до 12 часов, рацион работающих составлял 200 граммов хлеба.

 

В марте 1942 в местечко переселили около 40 евреев из окрестных деревень, в том числе из деревни Синкевичи. Чтобы разместить всех прибывших, в еврейских домах пришлось построить двухэтажные нары. Если до этого люди страдали от каторжной работы, от голода и холода, то ко всему этому прибавилась ужасная теснота. Среди евреев местечка резко увеличилась смертность.

 

Первого апреля 1942 в центре местечка было создано гетто. При переезде в гетто семьям разрешалось брать постель, одежду и продовольствие. Гетто было огорожено забором и колючей проволокой. В гетто разместили более двух тысяч человек в 40-50 домах. Группы евреев выводили из гетто на различные работы, часто направляли пешком на погрузку брёвен в Синкевичи. В гетто действовали подпольные группы Сопротивления. Огнестрельного оружия в гетто не было, собирали топоры, ножи, железные прутья.  Второго числа узникам гетто стало известно, что недалеко от еврейского кладбища приготовлены будущие массовые могилы, которые копали местные крестьяне. Полицейским была дана команда по ночам выгонять жителей деревни на эту работу. Председатель юденрата Лопатин обратился к представителям нацисткой администрации с просьбой пощадить гетто. Ему было указано, что ему и тридцати специалистам будет сохранена жизнь. Но, это при условии оказания его помощи в проведении акции уничтожения гетто. Через несколько дней, когда яма была готова, комендант волостной полиции Иван Бабчёнок собрал всех своих подручных полицейских в Лахве. Также была задействована местная полиция Мокран и Кожан-Городка.

 

 Полиции, окружившей еврейское гетто, было дано задание, чтобы никого не выпускать из гетто, в противном случае стрелять на поражение. Из Лунинца прибыли три машины с вооруженными солдатами. Лопатин сообщил о планах оккупационных властей и призвал узников гетто к сопротивлению.

 

В ночь на 3 сентября 1942 г. силы сопротивления разработали план действий. Планировалось поджечь дома, используя бутылки с зажигательной смесью. При помощи имеющегося холодного оружия предполагалось прорвать оцепление карателей. Расчёт строился на том, что узники гетто воспользуются возникшим хаосом и смогут бежать по направлению к лесу. Члены подполья и обитатели гетто понимали, что сопротивление всё равно обречено на провал, но был единственный способ спасти, по крайней мере, несколько евреев.

 

Утром 3-го сентября 1942 года каратели начали акцию по ликвидации гетто. В 9 часов утра в местечко прибыл отряд СД из Пинска, численностью 50 человек. Это подразделение, проводило акцию уничтожения евреев Кожан-Городка. В оцеплении гетто и места казни были использованы 10-я рота 3-го батальона полиции; 9-й взвод 3-й роты 15-го полицейского батальона (35 человек); взвод 69-го батальона (40 человек); отряд 2-й роты 306-го батальона полиции (более 300 человек), кавалерийский эскадрон (160 челoвек).

 

 Евреи были выгнаны из домов на открытую площадку в гетто. Жандармы и местные полицейские предприняли попытку вывести из гетто колонны евреев к заранее выкопанной траншее на территория Лахвовского рыбхоза для расстрела. Лопатин поджёг здание юденрата, что стало для подпольной группы знаком для начала восстания. Огонь охватил многие дома в гетто. Улицы гетто д. Лахва превратились в арену смертельной схватки.  Силы были заведомо неравными. В результате пожара и действий карателей в гетто погибло около 800 чел. каратели расстреливали всех, кто пытался бежать в лес и тех, кто оставался на площади.  Женщины, дети и старики (около 600 узников) были под конвоем доставлены к яме, находившейся в полутора километрах от деревни возле железной дороги Лахва-Микашевичи, и расстреляны. За 20 - 30 метров от ямы они должны были раздеваться. Многие евреи отказывались добровольно идти на смерть. Группами по 5 человек их силой пихали в яму, где они должны были ложится на землю. Член пинского отряда СД Печ расстреливал автоматом советского производства выстрелами в затылок. Эго периодически заменяли палачи Бальбах и Патик. Акция завершилась к 16 часам. Благодаря восстанию и массовому бегству количество выживших евреев Лахвы намного больше, чем удалось спастись жителям других полесских штетлов.

 

По разным данным до одной тысячи узников гетто во время пожара и восстания сумели прорваться сквозь оцепление и бежать.

 Большинство погибло от пуль пулемета и автоматов карателей. Около 500 - 600 достигли леса. В ближайшие дни из бежавших было схвачено и казнено около 350 человек. На людей была устроена настоящая охота.

 

За поимку еврея местные оккупационные власти объявили награду два килограмма сахара. 

Около 120-150 лахвенских евреев выжили, многие из них присоединились к партизанским отрядам.

 Среди спасшихся был бывший председатель юденрата Б. Лопатин, ставший бойцом партизанского отряда. Он погиб при выполнении боевого задания при минировании. Удалось вырваться из горящего гетто молодому поэту Исааку Слуцкому. Он писал стихи на идиш, которые были опубликованы в Москве в 1943 г. в газете «Эйникайт». Он погиб, будучи партизаном. В партизанском отряде им. Кирова сражался молодой парень из Лахвы Шая Мильман. Отец Копеля Колпаницкого избежал трагической участи своей семьи, так как был выслан карательными советскими органами вглубь СССР. После освобождения из ссылки встретился с сыном уже в Израиле.

Выжившие узники Лахвы встречались в лесу у Припяти, куда им удалось спастись. Единственным шансом выжить было добраться до территории, контролируемой советскими партизанами. Отец отдал семейные драгоценности проводнику, который вывел группу к партизанам. Группе евреев помогал местный крестьянин Степанечко, за это он и его семья были зверски убиты нацистами, а его хозяйство сожжено. 

 

Группа евреев, переживших нацистские блокады в лесах, пришла в местечко летом 1944 года. По воспоминаниям Эвелины Рамановской-Рип они были в крайнем напряжении и молились, когда подходили к Лахве. Местечко больше не существовало. На его месте было поле, где росла морковь. Долго искали то место, где стоял их дом. После освобождения Лахвы от нацистов советская специальная комиссия проводила расследование преступления. Массовое захоронение было обнаружено на территории лахвенского рыбного хозяйства. Она располагалась в 50 метрах от проселочной дороги Лахва - хутор Перуново и в 40 метрах от железной дороги Лахва - Микашевичи.

 

По данным Чрезвычайной государственной комиссия (ЧГК) в массовой могиле были захоронены 1946 тел еврейского населения местечка Лахвы, в том числе 698 женщин и 724 ребёнка.

 

 В Лахве не осталось евреев. Многие выжившие приезжали на пепелище своих домов и уезжали.  Многие евреи Лахвы выехали в Польшу, а потом в Израиль или Америку. С уничтожением еврейской общины исчез особый мир Лахвы. Бывшее местечко превратилось в деревню.

 

 

Деревня Лахва, еврейское кладбище

 

Лахва, памятник погибшив в Гетто

 

Деревня Лахва в начале 20-го века

 

Памятник советскому воину, Лахва